Статьи
September 30

Как я сохраняю спокойствие

В последние дни несколько давнишних друзей, с которыми не общались месяцами, а то и годами вдруг написали «Как дела? Как ты себя чувствуешь?»

Было ясно, что они вдруг вышли на связь, потому что испытывают страх и тревогу. Я произвожу впечатление бессовестно спокойного человека, который может как-то поделиться своим трюком спокойствия.

Расскажу, что помогает мне не впадать в страх и тревогу.

Когда мне было лет 11–12 — это примерно 1988–1989 год, СССР реформируется, и пока существует — по телевизору показали жуткий типа художественный фильм про атомную войну, про то как люди сидят в типа нью-йоркском метро и постепенно умирают от всего на свете.

Этот фильм сильно меня травмировал. Где-то в течение года я почти не спал. Подъём в школу в 7 утра, отбой в 22:00. Но часов до 3-х каждую ночь я напрягал все усилия, вслушиваясь в шумы на улице — и постоянно ждал в ужасе всеуничтожающей взрывной волны ядерной бомбы. Взрывная волна так и не приходила и я с замиранием вслушивался в уличные звуки снова.

Шум ветра — это уже оно? Полуночный трамвай вдруг остановился — это оно? Бухой мужик в соседнем дворе повысил голос — это оно? Часа в 3 ночи я в изнеможении вырубался.

Я боюсь себе представить, сколько цзин и юань ци я извёл за тот год.

Потом это как-то прошло. Кажется, я влюбился в девочку и мои подростковые помыслы стала занимать она. Что, кстати, доказывает близость эроса и танатоса.

Потом я подрос, увлёкся психологией, потом буддизмом, потом даосизмом. Я снова и снова вспоминал тот год, который я провёл в пост-апокалипсическом аду внутри моего воображения. И я принял решение — больше никогда не отдавать свою силу никакой бабайке и никакой страшилке.

Сейчас один слух страшнее другого. Что-то из этого лютые фейки, что-то полу-правда, что-то правда, но на поверку не такая и страшная. Происходит много боли, бед и разрушений, многие люди находятся в реальной опасности и погибают, но в сотни и тысячи раз больше людей страдают посреди комфортной жизни от бесчинств неуправляемого воображения.

Я не камень. Я не бронзовая статуя. Читая некоторые заголовки новостей — только лишь заголовки — я замечаю, как мастерски они спроектированы, чтобы парой слов столкнуть представителя моей культуры в неконтролируемое обрушение в адский ужас среди бела дня. Миллионы людей находятся на войне, миллиарды — на информационной войне.

Я чувствую эти удары информационного поля, которые хотят вогнать меня как гвоздь по самую шляпку в конкретную безысходность ужаса. И каждый раз — по несколько раз в день — я делаю выбор продолжать дышать, расслабить плечи, послушать музыку, заняться делами. Это мой осознанный выбор — делать свой вклад в создание спокойной и приятной атмосферы и не давать ни копейки, ни секунды, ни калории в раскручиваемую кем-то воронку ада в поле сознания.

Кто-то сутками напролёт льёт пылающее масло в торнадо ментального ужаса. Я десятки раз в день принимаю решение действовать вспять, делать свой мизерный, исчезающе малый вклад в замедление вихря и охлаждение накала. Если таких как я будет много — у нас есть шанс.

Конечно, все натренированные годами навыки медитации, цигун мне помогают. Конечно, умение отличать факты от мнений мне помогает. Конечно, свежий улун, нормальный фэншуй и новые аудиофильские наушники мне тоже помогают. Но это лишь инструменты. Это я решаю сохранять свой спокойный энергетический фон, используя эти и другие инструменты. Без моего решения чай на полке чуда не сделает. Сидеть в лотосе и бормотать мантры чуда не сделает. Это мой принципиальный выбор ничем никогда и никак не кормить демонов ужаса, которых я так хорошо знаю с детства.

Я знаю, что многие пытаются игнорировать происходящее. Не читать новости, потому что самое важное всё равно расскажут.

Такую тактику я никому не рекомендую. То, что вам расскажут — будет уже заряжено чьим-то страхом, гневом, тревогой… Лучше иметь доступ к максимально непредвзятым фактам. Поэтому я держусь в курсе событий, слежу за происходящим, стараюсь иметь исчерпывающую информацию. И при этом не позволяю пропагандистским заголовкам с любой стороны завинтить меня в пике паники или иных ослепляющих эмоций. Это работа, которую нужно делать постоянно — сохранять свою устойчивость. Это постоянное внимание за собой, постоянные усилия по выравниванию и собиранию себя. Если перестать об этом заботиться, то смоет на хрен за борт мигом.

Предпринимать постоянные усилия духа — это результат осознанного выбора и верности своему выбору. У меня эта верность настолько устойчива, потому что я бывал в аду страха — и мне это сильно не понравилось.